Психолог Людмила Петрановская: биография (фото). Людмила петрановская о современных детях

Содержание

8 правил воспитания детей от психолога Людмилы Петрановской

Психолог Людмила Петрановская: биография (фото). Людмила петрановская о современных детях

Современный родитель сталкивается со множеством переживаний, ежедневно пытаясь ответить на вопросы: каким вырастет его ребёнок, что ему делать, чтобы не травмировать его психику? Издание «Правмир» опубликовало восемь тезисов лекции психолога Людмилы Петрановской «Принятие ребёнка: любовь или вседозволенность», которые помогут справиться с «родительским неврозом» и ролью сознательных мам и пап.

1. Не требуйте от себя слишком много

Как пишет «Правмир», с развитием психологии, психиатрии стало понятно — то, как родители строят отношения с детьми, на детях очень сильно отражается. Пришло осознание, что ребёнка надо принимать, понимать, нужно идти навстречу его потребностям.

Но оборотная сторона осознания — фетишизация теории привязанности, из-за которой родители находятся в постоянном страхе сказать что-то не так, травмировать детей, недолюбить, недопонять, недопринять.

Это состояние психолог называет «родительский невроз» — ситуация, когда родитель думает о ребёнке, о проблемах с ребёнком, о его поведении, развитии гораздо больше, чем о себе самом, о своих интересах и потребностях.

«Не надо ломать и переделывать себя», — советует Петрановская. — Вы с ребёнком своим живёте, вы его растите, вы его знаете, вы его любите, он рядом. В самом главном всё уже хорошо. С остальным разберетёсь, так или иначе».

2. Не воспринимайте ребёнка как объект борьбы

В голове многих родителей сильна идея борьбы с ребёнком, считает психолог. Они часто используют терминологию борьбы, противостояния, когда говорят о воспитании детей: «Ребёнок делает то-то и то-то. Как с этим бороться?» или «Ребёнок не делает того и того.

Мы с этим боремся, но ничего не получается!» Психолог советует родителям прекратить воевать с ребёнком -это бессмысленно и говорит о беспомощности. «Он же ваш детёныш и любит вас всем сердцем», — пишет она.

— Если чувствуете, что увязли в борьбе, самое время — перелезть через баррикаду и встать рядом с ребёнком».

3. Не устанавливайте «железобетонные» принципы

Принципы «всегда», «никогда», «ни в коем случае», по мнению Петрановской, говорят об отсутствии контакта с ребёнком и неуверенности родителей в своих силах. «Если мы уверены в себе как родители, мы понимаем, что разберёмся.

Когда мы не уверены в себе, не уверены, что разберёмся, мы устанавливаем жёсткие правила», — объясняет она.

В этом случае психолог советует «больше прислушиваться к себе, быть больше в контакте с собой, не стараться следовать жёстким рецептам, а отталкиваться от ситуации», чтобы почувствовать себя комфортно в роли родителя.

4. Не подчиняйте ребёнка своим ожиданиям

«Принятие ребёнка — это работа, которую родители делают всю жизнь», — уверяет Петрановская. По её словам, дети чётко вычисляют ту сферу, которую родители в них не принимают и «выдают» именно это.

«Принятие ребёнка со всеми его особенностями — это не про то, что нужно всегда ему всё разрешать, со всем, что он говорит, соглашаться, а про то, что мы его должны принимать таким, какой он есть», — пишет психолог.

5. Не реализуйте за счёт детей свои мечты

Чтобы проще принимать своих детей, очень важно быть в контакте с собой и принимать себя, считает психолог. Собственные неудовлетворённые потребности вызывают неоправданные ожидания от детей. «Если вы мечтаете о чём-то, что вам не было дано, сделайте это для себя! А своему ребёнку позвольте быть к этому равнодушным», — советует Петрановская.

6. Не лишайте ребёнка права чего-то не хотеть

У ребёнка есть право не хотеть: не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу — это нормально. Лучшая тактика для родителя, по мнению психолога, в этом случае — не стараться мотивировать ребёнка, а присоединиться к нему. «Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется», — пишет она. — Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю».

7. Не пытайтесь расшевелить ребёнка, если он ничего не хочет

Родители часто недовольны, что их дети, на которых возложено столько ожиданий, ничего не хотят, и самоотверженно начинают водить их на развивающие занятия, уроки иностранных языков, шахматы.

Психолог советует «перестать прыгать» вокруг ребёнка — в знак протеста он может отказаться вообще от всех притязаний. «Так проявляется его отказ жить по вашим правилам.

Когда вы пытаетесь его поднять с дивана, вы — активное начало, вы — источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается.

Нужно просто отойти, сказать: „Это твоя жизнь, ты живешь её, как хочешь, если что — кричи“», — пишет она.

8. Не забывайте: опыт принятия себя — самое лучшее, что мы можем дать детям, так как они — великие подражатели!

Ещё больше интересного и полезного про образование и воспитание — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить!

Источник: https://mel.fm/novosti/2845167-kids

12 метких цитат о родительстве психолога Людмилы Петрановской – Телеканал «О!»

Психолог Людмила Петрановская: биография (фото). Людмила петрановская о современных детях

Каждому из нас знакомо родительское чувство вины: ребенок болеет, но на работе важное совещание и значит, вам придется уйти; отвели в садик, а из-за закрытой двери слышится душераздирающее: «Мамочка, не бросай меня!»; вечером, после напряженного дня в офисе, не хватило сил даже на то, чтобы построить несчастную башню из пластикового конструктора, не говоря уже о партии в шахматы.

И все это изо дня в день заставляет чувствовать себя бесконечно плохим родителем. Специально для вас «О!» прослушал лекцию психолога Людмилы Петрановской «Лайфхаки работающей мамы. Как начать жить так, как мы хотим», которую организовал проект Selfmama, и выбрал 12 самых важных цитат, которые помогут вам избавиться от чувства вины и стать не идеальными, но достаточно хорошими родителями.

Людмила Владимировна Петрановская, психолог, автор книг по психологии

Про мамину самореализацию

Все чаще женщина становится мамой в более позднем возрасте, когда она уже про себя много чего знает: что она может, что она хочет, какие у нее планы, цели и достижения.

И вот, допустим, у этой мамы накопилось очень много претензий к тому, как ее растили, как к ней относились, насколько были внимательны к ее чувствам и потребностям. А еще у таких мам есть отлично натренированная «мышца отличницы» — девочки, которая все всегда делает на высшем уровне.

И когда у нашей отличницы появляется ребенок, она оказывается в ситуации, когда она должна быть не только мамой на пять с плюсом, но и успевать самореализовываться на пять с плюсом. И это мы еще выносим за скобки «выглядеть на пять с плюсом», «быть суперспортивной» и так далее.

В этой ситуации комплекс отличницы заводит в глубокий тупик. Любые лайфхаки бесполезны в отрыве от тех чувств, которые мы, работающие мамы, испытываем, когда пытаемся соединить детей и карьеру.

Современная молодая женщина вынуждена жить в тисках: с одной стороны — самореализация, успешность, социальная востребованность, финансовая независимость и так далее, а с другой — дети, их интересы, теория привязанности и осознание того, как важно ребенку быть с мамой. Эту проблему так просто не решить.

Про родительскую вину

В сутках ограниченное количество времени, и сил у нас тоже ограниченное количество. Мы не всегда знаем, как вести себя с ребенком, у нас может не быть моделей поведения, полученных от собственной мамы. И тогда приходит ощущение, что впервые в жизни что-то не получается.

Это жестокое столкновение с зоной неуспешности может быть очень болезненным. Тем более, что проблема не решается обычными способами: с ребенком не получается договориться, а посидеть подольше и изучить вопрос получше — тут не работает. Все знакомые методы оказываются неэффективными.

Отсюда и вырастает чувство родительской вины.

Самый интересный парадокс с ней в том, что если мы представим себе ситуацию, в которой у нас нет никаких оснований для того, чтобы испытывать чувство вины, для ребенка эта ситуация будет означать, что он никогда не сможет стать отдельной личностью и у него нет ни единого шанса на то, чтобы совершить свои ошибки.

Про «достаточно хорошую маму»

Наша родительская неидеальность и невозможность все успеть и предусмотреть — это тоже часть жизни, часть воспитания. Моя бабушка — эпидемиолог, она всегда протестовала против того, чтобы всё вокруг мыть и чистить, говорила, что у ребенка должна быть бытовая иммунизация.

Точно так же и с жизненными неурядицами! Стремление никогда не расстраивать собственного ребенка — это медвежья услуга ему. Если мы посмотрим, как люди живут на Земле, то увидим, что все они живут по-разному: в разных странах, разных финансовых условиях, социальных стратах.

Но, что характерно, у них у всех есть дети! И эти дети как-то вырастают! Так что единственный наш выход — это просто жить свою жизнь. А задача ребенка — к ней приспособиться.

Но при этом наша ответственность как родителей состоит в том, чтобы облегчить им этот процесс. Сделать так, чтобы они знали, что их детские потребности и чувства важны, желания имеют ценность и важность для родителей, и были уверены в том, что о чувствах можно говорить и тебя услышат. Но это, кстати, не значит, что все сделают так, как ты хочешь.

Про претензии к родителям

Становясь родителями, мы изначально соглашаемся с тем, что в нашей жизни что-то может пойти не так и дети могут быть к нам в претензии. Это нормально! Ребенок растет и развивается, в том числе за счет претензий к родителям.

Отталкиваясь от того, что ему что-то в его жизни не нравилось, он открывает для себя существование других вариантов. Например, людей, у которых есть отличные от его желания, планы и ценности.

И можно любить какого-то человека, даже если вы разного хотите от жизни, ссоритесь иногда, обижаетесь друг на друга.

Про ответственность

Ответственность родителя состоит не в том, чтобы никогда не расстраивать своего ребенка, а в том, чтобы помочь ему пережить те фрустрации, которые он неминуемо переживет в жизни.

Выслушать, утешить, предложить какие-то способы с этой бедой справиться — вот это и есть забота о ребенке. Она не состоит в том, чтобы если ребенок не хочет, чтобы мама уходила на работу, то мама сидит и никуда не идет.

Она состоит в том, что мама помогает ему пережить этот сложный момент, справиться с ним.

Про уход на работу

Нет никакого возраста, когда можно уходить от ребенка. Просто потому, что нет никакого абстрактного «уходить». Уходить — на сколько? Оставив с кем? Прощаться как? Ребенок какой? Все это огромное количество важных обстоятельств, которые влияют на этот процесс.

Наша задача состоит в том, чтобы не ограждать ребенка от всех мыслимых фрустраций, в том числе, от маминого ухода на работу, но присматривать за тем, чтобы эти фрустрации были ему посильны.

Кроме того, важно контролировать и свое состояние тоже: если мама реагирует на ситуацию крайней степенью тревоги, то и ребенок, считывая ее, будет делать так.

Про чувство тревоги

Есть одно интересное исследование, которое рассказывает, как дети узнают, что родители в тревоге. Авторы исследования уверены, что малыши способны считывать размер зрачков. Обычная реакция на стресс — расширение зрачков.

Так вот, как ребенку узнать, что дело пахнет керосином? Все очень просто: надо посмотреть на взрослого. Ага, мой взрослый боится, значит мне тоже надо быть начеку.

Вот почему маме иногда имеет смысл сначала разобраться с собственными чувствами.

Про детские «хотелки»

Родители должны обеспечивать детям нормальные условия жизни, и совершенно не обязаны обеспечивать все «хотелки».

Поэтому каждая семья сама решает, что покупать, а что не покупать за пределами базовых потребностей, таких как еда, учеба, медицина.

Но если речь идет о том, что для ребенка это не просто «хочу», а некая идентичность, принадлежность к группе сверстников, возникает вопрос, не входит ли это все-таки в базовую потребность.

Важно понять, не является ли иллюзией, что невключенность ребенка в группу сверстников именно из-за отсутствия условной Playstation? Возможно, у него есть другие проблемы, и, если вы купите ему Playstation, он будет, представьте себе, разочарован! Потому что игрушка уже есть, а общаться с ним все еще не хотят. И это уже отдельный вопрос.

Про плату за оценки

Плата за оценки — это какая-то катастрофа. Что такое оценки? Это результат учебы ребенка. Если родители платят за оценки — это очень странно, с таким же успехом можно платить своей соседке за то, что она ходит ко врачу.

Какой товар вы покупаете, когда платите за оценки? Чужие знания? Учеба — это услуга, которую ребенок получает сам для себя, у мамы и папы диплом уже есть.

Это товар, который вам не нужен, почему вы должны за него платить?

Про состояние аффекта, которое хотя бы раз было у каждого из нас

Довольно частая ситуация, когда аффект родителя опережает его хорошие намерения. Испытывая сильные чувства, мы становимся невменяемыми.

Если вы таким реакциям подвержены, главная задача — научиться наблюдать за собой и ловить тот момент, когда аффект начинает угрожать, но еще не настал. Если вы понимаете, что у вас сейчас упадет планка, но она еще не упала, у вас есть шанс предупредить бурю.

Например, с аффектом по агрессивному типу можно использовать любой способ уменьшиться в пространстве. Если вы стоите — сесть, сидите — лечь, отодвинуться назад.

Можно выпить холодного, выпить горячего, умыться, подышать, погладить себя, посмотреть в окно, съесть конфету. В этот момент вы должны увести свой мозг от эмоционального половодья, когда его контролируют эмоции, а не вы.

Про то, как помириться с ребенком

Для ребенка важно знать, что если он столкнулся с родительской агрессией, на него накричали, обидели, то всё в его жизни всё равно осталось на своих местах, родители его любят несмотря ни на что.

А наши самокопания и переживания ему не интересны.

После такого эпизода важно восстановить с ним близость, а потом объяснить, что, вообще, это не лучший способ проявлять свое недовольство, сказать, например: «Мне жаль, что я так сделала».

Вот, что еще важно: ожидать от ребенка большей степени самоконтроля, чем у его взрослой мамы, точно не стоит. Так же, как и вы когда-то не справляетесь с собой, может не справляться с собой и ребенок. Но в ваших силах подсказать ему, как из этой ситуации выйти.

Про сомнения в самих себе

Чувство родительской вины обратно пропорционально родительской виноватости.

Обычно те мамы и папы, которым есть за что чувствовать вину, ее как раз-таки и не чувствуют, считая, что все в их жизни нормально, идет своим чередом.

Хотя дети таких родителей иногда вспоминают довольно невеселые эпизоды из своего детства. А вот тем родителям, которые стараются изо всех сил, выставляя себе очень высокую планку, вина выгрызает внутренности.

Хорошо ли это для детей, когда родители чувствуют себя постоянно виноватыми? Нет! Для ребенка важно, чтобы родитель был для него доминантной особью, а если он постоянно думает, что не справляется и оправдывается, причем, даже перед самом собой, он эту роль играть перестает. Помните: всегда найдется тот, кто встанет и скажет, что вы неправильно воспитываете своего ребенка. Но вы должны быть уверены прежде всего в самих себе.

Записала Маша Пчёлкина

George Rudy/Rawpixel.com/Shutterstock.com

Людмила Петрановскаяпсихологияполезные советы

Источник: https://www.kanal-o.ru/news/8744

Психолог Людмила Петрановская: биография

Психолог Людмила Петрановская: биография (фото). Людмила петрановская о современных детях

Людмила Петрановская – удивительный человек.

Несмотря на то что своей целью она видит помощь детям, оставшимся без родителей, она по факту помогает многим родителям лучше понимать суть воспитания и выстраивать гармоничные отношения с детьми, не только с приемными, но в первую очередь с собственными. В статье вы можете узнать о ее биографии, книгах и ознакомиться с самыми актуальными идеями и мыслями, которые она высказывает.

Людмила Петрановская: биография

Родилась 20 апреля 1967 года в Узбекистане. По первому образованию филолог, психологическое образование получила в Институте психоанализа, специализируется на семейном консультировании и психодраме. В 2002 году ей присуждают премию Президента РФ в сфере образования.

В 2012 году Людмила Петрановская создает институт развития семейного устройства для детей-сирот. Институт является общественной организацией, цель которой – подготовка специалистов в этой сфере.

Для психолога важно, чтобы дети, оставшиеся без родителей, не попадали в интернат, так как это совершенно ненормальный мир.

В широких кругах Людмила Петрановская, фото которой можно увидеть ниже, стала известна благодаря своим книгам, посвященным вопросам воспитания детей. Книги написаны с целью помочь приемным родителям, но и родители не приемных детей находят в них очень много ценного для себя.

Книги Петрановской

Воспитание, родители, взаимоотношения – круг вопросов, которые исследует Людмила Петрановская. Дети – основная тема ее книг. Самые популярные работы: «Если с ребенком трудно», «Что делать, если», «Дитя двух семей», «Минус один? Плюс один!», «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка», «В класс пришел приемный ребенок».

Кроме этого, она ведет ЖЖ, много пишет о разном: о тренингах личностного роста, об их сомнительной пользе и технике безопасности, о травме поколений, о новых навыках в комплекте со старыми представлениями и к чему это приводит, об эмоциональном выгорании родителей и многом другом полезном, актуальном, задевающем за живое. В небольшой статье невозможно охватить все творчество этого удивительного человека, поговорим об одной актуальной теме, которую поднимает Людмила Петрановская. Ее не принято обсуждать, но она порождает большое количество проблем.

Эмоциональное выгорание у родителей

Синдром эмоционального выгорания был зафиксирован и описан в Америке в прошлом столетии. Считалось, что он характерен только для людей помогающих специальностей: социальных работников, учителей, врачей и т. д. То есть тех людей, которые постоянно вынуждены находиться в ситуации зависимых отношений, когда рядом более слабый и уязвимый.

Такое общение создает необходимость помогающему находиться постоянно в бодром, оптимистичном состоянии, что, по сути, является длительной стрессовой ситуацией, разрушающей психику.

Однако выяснилось, что для родителей этот синдром тоже характерен. Но у нас не принято это обсуждать, такая ситуация социально не одобряется, поэтому и помогать родителю не принято, несмотря на то, что от эмоционального выгорания страдает вся семья.

Этапы эмоционального выгорания

Главное, что нужно понять, – состояние не появляется внезапно и резко, оно накапливается медленно и постепенно. На первой стадии человек понимает, что он очень устал, но может еще держать себя в руках за счет чувства долга. Если небольшой отдых позволяет почувствовать прилив сил, то такое положение дел считается благополучным. Характерное ощущение для этой стадии – раздражение.

На второй стадии мысли о том, что можно взять себя в руки и выдержать, сменяются на мысли о том, что выдержать уже нет никакой возможности. Любая новая задача вызывает чувство отчаяния, наступает нервное истощение, слезы, состояние апатии, ничего не радует.

На третьей стадии, которая считается самой тяжелой, начинается деформация личности. Для нее характерна мысль о том, что это не я плохой, это все вокруг паразиты, дети начинают ощущаться как помеха.

Группы риска

В группу риска попадают прежде всего мамы с двумя детьми, разница в возрасте которых меньше пяти лет, родители, у которых ребенок часто болеет, мамы, которые совмещают семью и работу, неполные семьи, когда все задачи ложатся на плечи одного родителя, семьи, в которых сложные бытовые условия, семьи, в которых постоянно возникают конфликтные ситуации.

Взрослые люди, которые в прошлом пережили неблагополучное детство. Наличие «свидетелей», то есть когда дети ведут себя плохо при посторонних людях.

Большой стресс складывается из комка маленьких проблем. Поэтому со стороны кажется, что причин нет, просто жизнь. Но когда человек уже устал, то любая мелочь может стать причиной для срыва, реакции неадекватной провинности, которая порождает в ответ чувство вины, и ситуация становится похожей на замкнутый круг.

Что делать?

Избавляться от многозадачности. Выполнять одно дело в один момент времени. Если работаете, то пусть в этот момент кто-то займется ребенком. Если уделяете время ребенку, то не отвлекайтесь на работу.

Избавляться от всех ненужных и необязательных дел. На ужин подойдут и пельмени, а не три блюда и десерт, по дому только самое важное, делегировать задачи, обращаться за помощью, заниматься собой.

Избавиться от перфекционизма. Стремление быть во всем идеальной – самая короткая дорога к эмоциональному выгоранию. Важно принять себя неидеальной, более бережно и ласково обращаться с собой.

Если чувствуете, что уже накопилась усталость, нужно переходить в режим энергосбережения. Важно количество сна по 7-8 часов. Придумать, как сделать так, чтобы хотя бы 2-3 раза в неделю высыпаться. Нормально и регулярно питаться, ходить на прогулки, пить витамины.

Если вы заметили признаки эмоционального выгорания у близкого человека, важно оказать ему поддержку: окружить заботой, накормить, дать возможность выспаться, обнять, погладить, принести завтрак в постель.

Хотите узнать больше?

Всем родителям, настоящим или только планирующим начать реализовывать себя в этой роли, хотелось бы порекомендовать обязательно прочесть книги, которые написала Петрановская Людмила. Вы найдете для себя много полезного, какие-то сложные вещи окажутся гораздо проще и легче.

Кроме этого, стоит подписаться на живой журнал психолога, где она регулярно делится своими мыслями и рассказывает о проектах. В социальной сети «ВКонтакте» есть ее неофициальная группа, где собрано много интересной и полезной информации о воспитании, которую дает Людмила Петрановская. Психология – тема, которая в ее подаче становится более простой и понятной.

Также психолог периодически проводит семинары для родителей, где можно получить важную информацию о том, как вырастить ребенка счастливым, но при этом не потерять себя, где найти маме силы и многое другое, задать вопросы тренеру лично. Проводит она их не только в Москве, но и в других крупных городах России. Например, не так давно семинары проходили в Красноярске и Новосибирске. Также есть возможность попасть на онлайн-лекции, которые читает Петрановская Людмила.

Источник: https://FB.ru/article/214615/psiholog-lyudmila-petranovskaya-biografiya-foto

«Дети отупели? На себя посмотрите!» Людмила Петрановская о современном поколении

Психолог Людмила Петрановская: биография (фото). Людмила петрановская о современных детях

Расшифрованная надпись на глиняном горшке, найденном в развалинах Вавилона, гласит: «Молодежь растленна до глубины души. Молодежь злокозненна и нерадива и не походит на молодежь наших дней. Молодое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру и донести ее до наших далеких потомков».

Неизвестный автор поделился своей тревогой за 3000 лет до н.э. А нынешние школьники — они какие? Об этом рассказывает психолог Людмила Петрановская в интервью для Новой газеты.

— Яркие портреты формируются после исторических катаклизмов. Представим себе альпийский луг, где цветут самые разные цветы. Это нормальное состояние общества: семьи разные и дети. Когда происходит мощная историческая травма — война, массовые репрессии, массовая депортация, — по этому лугу проходит газонокосилка, превращает его в стерню: уже не поймешь, где лютик, где мак, где ромашка.

У следующего поколения появляются однотипные семейные ситуации: после войны чуть ли не в каждой семье — отсутствующий папа, переутомленная мама с отмороженными чувствами…

Начиная с третьего поколения эта ситуация размывается, и личные обстоятельства начинают играть большую роль. К четвертому поколению последствия травмы в целом стираются. Снова нарастает травка, зацветают цветы.

Показать еще

Травматичными были 90-е годы. Они несопоставимы с войной, тем не менее уровень жизни катастрофически упал, люди оказались дезориентированы.

И поколение детей начала 90-х, мне кажется, больше всего травмировано выражением беспомощности на лицах родителей, их неуверенностью в завтрашнем дне.

Отсюда у детей этого поколения — неуверенность и социальная пассивность: хочу, чтобы все было, но не знаю, что для этого делать. И дефицитарность мира: у других всего больше, у других все лучше…

— А может, наоборот, их разбаловали родители, которые вкалывали, как лошади, чтобы у ребенка всегда все было?

— У меня тоже было время, когда я не могла купить старшему мороженое, а «сникерс» мы резали на всю семью. А в жизни младшей этого вообще не было — и, казалось бы, она должна быть более избалована.

А на самом деле — наоборот: сейчас те, кому 14—15 лет, уже интересуются благотворительностью, они в гораздо меньшей степени потребители. Они готовы всем все отдать. Дело не в избалованности, а в травмированности: родители-добытчики психологической безопасности сами не имели и детям дать не могли.

Дети и подростки начала 90-х — гораздо более неуверенные. Следующее поколение спокойнее, легче относится к ограничениям (не считая, конечно, детей в особых обстоятельствах: скажем, приемные родители другое рассказывают). Сейчас вот этих переживаний — у кого какие джинсы, у кого какой телефон — очень немного осталось.

— Зато есть другие факторы, которые влияют на это поколение. Изменилась информационная среда, прилепила детей к телевизору и компьютеру, отвлекла от книги.

— Для нас отношения этих детей с информационной средой — черный ящик. Мы здесь похожи на курицу, которая высидела утят и теперь в панике мечется по берегу. Мы не особенно понимаем, что они там делают, насколько им там безопасно.

Недавно родители жаловались мне на встрече, что дети не читают. А я напомнила им про Фамусова, который был очень озабочен тем, что дочь его читает романы. Родители говорят: «Ну это же зависимость!» А когда вы Толкиена читали в 12 лет, а его бы у вас кто-то отнял, — ваша реакция отличалась бы от ломки? Компьютер тоже дает возможность пожить в параллельной реальности.

Мы не очень понимаем характер их общения. Вроде бы они общаются меньше, но, с другой стороны, — общаются непрерывно. В каком-то смысле они и футбол смотрят вместе, и на каникулы не расстаются, хотя могут быть в разных странах. Они все равно обмениваются шутками и фотками. Это общение другого качества, но нельзя сказать, лучше оно или хуже.

Есть вопрос безопасности. Можно увидеть кучу всякой дряни, нажав пару кнопок. С другой стороны, в нашем детстве тоже кто-то какие-то картинки показывал. Вопрос в том, чтобы у ребенка был понимающий взрослый.

Он сумеет объяснить, что порно, скажем, смотреть не надо не потому, что увидишь что-то не то, а потому, что в жизни все устроено не так: и отношения между людьми, и секс не так устроен, а в силу ограниченности опыта можно этого не понять.

Психолог Людмила Петрановская о том, как изменилось новое поколение

— А еще эти дети совершенно не слушают взрослых, учителей в грош не ставят.

— Если дети не слушаются чужих взрослых (а не вообще любых взрослых) — это само по себе прекрасно. Это показывает, что у человека нормальная привязанность к своим, нормальная ориентировочная реакция: «Своих слушаюсь, чужих нет — по крайней мере, пока они не покажут мне, что им можно доверять».

Учитель должен показать ребенку, что он достоин доверия, тогда дальше все идет нормально. А если он показывает, что он источник насилия, а не защиты и заботы, то дети ведут себя соответственно.

— Говорят, нынешние дети отупели: читать не умеют, считать не умеют…

— Дети отупели? Пусть на себя посмотрят.

— Вузовские преподаватели жалуются, что качество подготовки абитуриентов упало. Дети стали хуже учиться?

— Тут очень много факторов. И то, что самые сильные уезжают, не доходят до этих преподавателей. И то, что образование у нас на глазах перестало быть социальным лифтом, что его очень сильно дискредитирует и мотивацию снижает.

Когда мы смотрим на парламент, наполненный спортсменками и чьими-то любовницами, дети понимают, что карьера не имеет никакой связи с образованием. И это не вызывает острого желания учиться.

Образование не ощущается как нечто полезное. Моя знакомая, которая вернулась из Германии, где училась на юриста после российского вуза, говорит: там никто не верит, что у нас на экзамене надо знать текст закона наизусть. Зачем его учить — вот же он лежит?

Можно знать закон наизусть, а потом не понимать, как быть с конкретным делом. А там — десятки кейсов, хитроумных, специально подобранных, набитых непростыми противоречивыми ситуациями. Все образование построено на работе с конкретными кейсами и их обсуждении.

Для студентов это сложно, они месяцами работают по 14 часов в сутки без выходных, чтобы получить диплом, но у них нет ощущения, что они занимаются дурью, что это издевательство. Дети не дураки, они все понимают, и если предлагают бессмыслицу, это очень отрицательно сказывается на их мотивации.

Советы Людмилы Петрановской: как помочь ребенку пережить развод родителей?

— Как лечить-то это все?

— Революция? Я не знаю, какой еще может быть ответ, когда не работают социальные лифты. А из мирных способов: не выносить мозг учителям, и они многое устроят. Вообще образованию не нужна такая степень контроля и регламентации.

Государство должно контролировать безопасность на самом базовом уровне, чтобы никто не открывал частную школу в подвале с крысами и не учил колоть героин. Все остальное может быть по-разному.

Пусть родители выбирают: ведь у детей очень разные потребности в образовании, пусть для каждой потребности будет возможность. В конце концов, люди платят за это деньги в виде налогов, почему у них нет возможности выбирать подходящую услугу для своего ребенка. Мне кажется, что если бы от школы отстали, это было бы огромным плюсом.

— Получается: отстаньте от детей, с ними все в порядке? Чините свое общество?

— Ну… да. Проводили же в Америке, где школы очень разные, исследования, пытались отличить хорошие школы от плохих. И выяснили, что не важно, в каком районе школа находится, насколько она богата, большая она или маленькая, какие у нее программы — классические, с латынью и древнегреческим, или ультрасовременные.

Важно другое. Во-первых, автономия школ — каждая со своими правилами, границами, стратегией. Второе: активное участие родителей в определении этой стратегии, сотрудничество с родителями, но сотрудничество не как с заказчиками химчистки — вот мы вам чумазенького привели, а вы нам чистенького верните, — а творческое и материальное их участие в попечительском совете.

Третий фактор — отношения учителей с учениками: уважение, внимание, интерес. Эти три фактора делают школу успешной независимо от того, обычная это школа в спальном районе или дорогая частная.

Смотри видео Людмилы Петрановской о лайфхаках для работающих родителей:

Больше интересных материалов читай на Clutch!

Источник: https://clutch.ua/deti/obuchenie/deti-otupeli-na-sebja-posmotrite-ljudmila-petranovskaja-o-sovremennom-pokolenii

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.